November 27th, 2014

кресло

Обнуление и генеральная уборка своей жизни

В полный стакан воды не нальешь. Это один из основополагающих принципов любых перемен. Невозможно кардинально изменить жизнь и переписать историю на своем листе, если действовать, исходя из неразобранного багажа опыта.
ВАШ ЖИЗНЕННЫЙ ПАЗЛ БУДЕТ ВСЕГДА СОБИРАТЬСЯ В ОДНУ И ТУ ЖЕ КАРТИНУ, ЕСЛИ ВЫ БУДЕТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ТЕ ЖЕ САМЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ, СКОЛЬКО РАЗ ИХ НЕ ПЕРЕМЕШИВАЙ НА СТАРТЕ.
Начинать осознанное создание себя и своего нового опыта надо с обнуления.
Не с поиска целей, не с декларирования видения себя через 5 лет, не с вопросов миссии и предназначения. Весь это процесс будет путаться о былые представления, которые, к тому же, забирают уйму энергии.
Начинать надо с выкидывания всего хлама из своей жизни: на физическом, энергетическом и ментальном уровнях.

Бесконтрольное накопительство прошлого ведет к двум вещам:
Бесконечному воспроизведению своего прошлого.
Жизнь становится похожа на дежавю.
Замедлению скорости жизни
Это когда смотришь на тех, кто успевает в три раза больше и не понимаешь, как у них это получается. Жизненный успех и реализация во всех сферах возможна только на быстрой скорости.
Collapse )
кресло

О страшной бабе и психологической травме

А теперь прозой!
Видимо, не отцепится это все от меня, пока не напишется.

Сдаюсь и пишу.

Как же она все-таки передается, травма?

Понятно, что можно всегда все объяснить «потоком», «переплетениями», «родовой памятью» и т. д. , и, вполне возможно, что совсем без мистики и не обойдешься, но если попробовать?

Взять только самый понятный, чисто семейный аспект, родительско-детские отношения, без политики и идеологии. О них потом как-нибудь.

Живет себе семья. Молодая совсем, только поженились, ждут ребеночка. Или только родили. А может, даже двоих успели. Любят, счастливы, полны надежд. И тут случается катастрофа. Маховики истории сдвинулись с места и пошли перемалывать народ. Чаще всего первыми в жернова попадают мужчины. Революции, войны, репрессии – первый удар по ним.
И вот уже молодая мать осталась одна. Ее удел – постоянная тревога, непосильный труд (нужно и работать, и ребенка растить), никаких особых радостей. Похоронка, «десять лет без права переписки», или просто долгое отсутствие без вестей, такое, что надежда тает. Может быть, это и не про мужа, а про брата, отца, других близких. Каково состояние матери? Она вынуждена держать себя в руках, она не может толком отдаться горю. На ней ребенок (дети), и еще много всего. Изнутри раздирает боль, а выразить ее невозможно, плакать нельзя, «раскисать» нельзя.
Collapse )