July 2nd, 2014

у клумбы

о подростках

Всем, кому интересно про современных подростков - подборка статей психологов центра Перекресток. Свежие исследования и размышления людей, которые работают с подростками. Все в свободном доступе! http://psyjournals.ru/psyedu_ru/2014/n1/index.shtml
у клумбы

"Люди не могут читать язык тела, этому не обучают ни в школе, ни в институте"

Большинство людей не способно угадать, когда с ними флиртуют. К такому выводу пришел доцент социально-коммуникативных наук Университета Канзаса Джеффри Холл. Он провел два исследования, согласно которым процент верно расценивших попытки флирта оказался невысоким. Также, по данным ученого, мужчины вдвое чаще улавливают момент флирта, чем женщины. Подробности — у корреспондентов "Коммерсантъ FM" Дарьи Горсткиной и Евгения Снегова.

Первое исследование заключалось в том, что ученый собрал 52 пары гетеросексуальных студентов и попросил их пообщаться друг с другом в течение примерно 10 минут. Затем их попросили оценить, флиртовали ли они в этом разговоре сами и флиртовал ли их собеседник. Результаты исследований показали, что 80% студентов с точностью распознали, когда их партнер не заигрывал, однако с определением флирта у большинства возникли трудности.

Только 36% мужчин и лишь 18% женщин правильно расценили попытки флирта. Сам ученый пришел к выводу, что флирт бывает трудно распознать, поскольку он часто маскируется под дружественность из-за того, что многие опасаются попасть в неловкое положение. Людям негде учиться распознавать флирт, поэтому результаты исследования оказались именно такими, считает тренер по соблазнению Дмитрий Меланин.

"Мы с флиртом сталкивались еще в начале 2000 года. Обучали людей флирту и заметили, что не все люди могут распознать флирт. Оказалось, все просто: проблема в том, что люди не могут читать язык тела, этому не обучают ни в школе, ни в институте. От этого у многих людей в этом пробел", — сообщил Меланин.

Вторая часть исследования заключалась в том, что больше 250 человек попросили просмотреть видеозаписи с участниками первого исследования, затем им предложили определить, кто на этих роликах флиртовал. Две трети людей успешно выявили отсутствие флирта, и всего порядка 40% не удалось правильно его обнаружить. Подобные проблемы возникают из-за мультикультурализма, уровень которого в России гораздо ниже, чем в США, уверена писательница Мария Арбатова.

"Я вообще не считаю, что у нас сегодняшняя проблема взаимоотношения полов связана с тем, что кто-то что-то трудно идентифицирует. Мы в этой ситуации более или менее понимаем всегда о чем речь, потому что мы говорим на одном языке, наши родители читают нам в детстве одни и те же книжки и примерно одни и те же слова говорят подросткам, когда они подходят к половому созреванию. Поэтому это вообще далеко не наша проблема, и нам довольно глупо сравнивать себя с Америкой", — поделилась Арбатова.

Ученый также отметил, что самая низкая точность оценок наблюдалась, когда женщинам нужно было определить, флиртуют ли мужчины. Вместе с тем, признаки флирта у женщин выявлялись гораздо проще обоими полами. Джеффри Холл связывает это с тем, что женщины более открыты в своих эмоциях. Опыт в подобных вещах часто приходит с годами, считает эксперт по вопросам семьи и брака Валентина Закацова.

"Если она настоящая женщина, она всегда общается с мужчиной, включая флирт. Для чего это она делает — она не знает, ей так дано природой. Женщине дано видеть или не дано — это мудрость, которая приходит с годами. Есть молодые девушки, которые изначально видят и чувствуют, когда мужчине они нравятся", — полагает Закацова.

После проведения исследований ученый пришел к выводу, что во флирте очень большую роль играет контекст. Приводится пример с баром: если вы находитесь в этом заведении, шансы на заигрывание со стороны противоположного пола резко возрастают.
http://kommersant.ru/doc/2502514
у клумбы

Любовь и смерть. Обзор книги Кена Уилбера «Благодать и стойкость»

«Благодать и стойкость» Кена Уилбера — это книга, прежде всего, о любви и смерти. И правда, нет в мире явлений более схожих. Карлос Кастанеда писал, что смерть — наш верный союзник. Она всегда стоит на расстоянии вытянутой руки, и нам не дано знать, когда она нас коснётся. Но разве нельзя сказать то же самое и о любви?

Прежде чем уйти из земного мира, Трейя стала просветлённой. Для меня в этом нет сомнений. На первый взгляд может показаться, что таковой её сделало принятие смерти. Но ведь она приняла смерть задолго до её наступления. В книге довольно подробно описываются её состояния: в ней не было жалости к себе, не было страха, и ощущалась полная готовность принять смерть — но она продолжала жить. Продолжала не из-за страха смерти, а из-за своей любви. Любовь держала её. И даже когда она уже приняла решение уйти, она долго не могла сделать этого. Она лежала с закрытыми глазами и ждала. Было что-то, что мешало ей принять смерть. Было что-то, что сильнее смерти. И это что-то — это её любовь к мужу. Она не могла отпустить Кена. И лишь тогда, когда она взяла с него обещание «найти её», она смогла отпустить его, она смогла уйти.

Я думаю, что когда двое познают такой уровень любви, на котором они становятся одним существом, их уже невозможно «расцепить». Всем известно, что многие пожилые люди, прожившие вместе долгую жизнь, уходят друг за другом. Как мне видится, это происходит потому, что их энергетические тела сплетаются в одно общее тело, и как только один из них уходит из жизни, он «невидимыми нитями» тянет за собой другого. И это происходит с обычными людьми, не практикующими медитацию и не занимающимися духовными практиками. Возможно, именно поэтому они тянут за собой друг друга, не имея достаточно «личной силы», чтобы отпустить любимого человека на всех уровнях своего сознания. Своей энергией они крепко держат друг друга в объятиях, словно в щупальцах, и это не контролируется их волей.

Эти «объятия» настолько сильны, что их не может расцепить даже смерть. Потому что любовь сильнее смерти. И когда умирает один, другой уходит следом. И, возможно, если бы Трейя не была такой сильной и не могла осознанно отпустить своего возлюбленного на всех уровнях своего сознания, то спустя какое-то время Кен ушел бы за ней следом. И, возможно, будучи женщиной, интуитивно она понимала это и держалась до последнего — до того момента, когда она сможет его отпустить. А потом ушла.

Нет жизни без смерти, нет любви без боли, нет созидания без разрушения, нет вдоха без выдоха

Книга «Благодать и стойкость» очень резонирует с фильмом Даррена Аронофски «Фонтан». Плод мифического Древа жизни — не что иное, как принятие всего, как есть. Принятие смерти, боли и разлуки, которая неизбежна. Нет жизни без смерти, нет любви без боли, нет созидания без разрушения, нет вдоха без выдоха. Отрекаясь от смерти, боли, разрушения, мы убиваем саму жизнь. Мы останавливаем её, делая мертвой. Героиня фильма Иззи поняла это так же, как поняла это и Трейя Уилбер. Трейя всё время молилась: «Смирись перед Господом». И ей это удалось, точнее, — им обоим это удалось. Через это смирение они познали Господа. Смогли бы они пройти через такое, не найди они друг друга? Не найдя любовь, которая сильнее смерти?

Все великие традиции мудрости утверждают, что собственно момент смерти дает одну важную и замечательную возможность: в момент смерти человек сбрасывает с себя грубое физическое тело, и поэтому высшие измерения — тонкое и каузальное — внезапно вспыхивают в умирающем сознании. Если человек сможет опознать эти высшие духовные измерения, то он в этот же миг сможет реализовать и собственное просветление, и сделать это будет намного легче, чем в грубом и непроницаемом физическом теле.1

Смерть маленького «я» есть обретение вневременной Вечности. Но помимо физической смерти Творец дал людям шанс познать эту смерть маленького «я» еще одним способом — через любовь.

В христианской традиции можно найти рассуждения о том, что именно за этим уникальным опытом душа и посылается Богом на Землю. Пребывая в единстве с Богом — вне физического тела, где нет Другого — любовь познать невозможно. И возможно, вся эта игра Бога с самим собой, и вся эта планета для того и были созданы, чтобы человек мог познать смерть маленького «я» через любовь до того, как её неминуемо придется познать через неизбежную смерть. Христианская традиция также учит нас тому, что «браки заключаются на небесах». И для меня нет сомнения в том, что брак Кена и Трейи был «заключен на небесах» задолго до того, как они встретились. Их благодать и стойкость позволили им пройти через тяжелейшие жизненные испытания и бережно пронести и сохранить свою любовь, несмотря ни на что. Но до того, как все это произошло, они сделали нечто куда более важное. Благодаря своей интуитивной мудрости и доверию своей внутренней самости они смогли дождаться встречи друг с другом и «узнать» друг друга. И для этого им, опять же, были нужны благодать и стойкость.
Трейя закрыла глаза и больше уже никогда не открывала их вновь.
У меня сжалось сердце. В моем сознании крутилась фраза из Да Фри Джона: «Любите мучительно… любите мучительно». Настоящая любовь причиняет боль, настоящая любовь делает тебя беззащитным и уязвимым, настоящая любовь заставляет выйти за пределы самого себя, и поэтому настоящая любовь опустошает. Я продолжал думать: если любовь не сокрушает тебя, значит ты не знаешь, что такое любовь. Мы любили друг друга мучительно, и эта любовь сокрушила меня. Оглядываясь назад, я понимаю, что в этот момент наивысшей открытости, ясности и простоты умерли мы оба.

Современное общество (а следом и наши родители) учат нас тому, что мы должны «строить свою любовь», строить отношения ради отношений. Бесконечными тиражами выпускаются книги по психологи отношений и различные телепередачи. Это происходит потому, что подавляющая часть современного общества находится на рациональном, или конвенциональном, уровне сознания. Такой рационализм не признает того, в чем ум не видит смысла. Он не признает смерть, боль и разрушение, потому что с точки зрения логики в этом нет ничего хорошего, и этого нужно избегать, защищаться от этого, бороться с этим. Всё производство и все цели рационального общества направлены на эту борьбу. Но общество не осознает, что следом за этим оно не признает жизнь, любовь и созидание. Потому что не существует одного без другого. Оно отрекается от всего этого и лишает себя уникальной возможности познать Бога.

Боль — не наказание, смерть — не поражение, а жизнь — не награда.2

То, что заставляет нас отрекаться от принятия смерти, боли и разрушения, — это страх. Страх — это нечто, противоположное любви. Борьба между страхом и любовью постоянно происходит в каждом человеке. Как мне видится, это не только борьба внутри самого человека, но и борьба Бога за душу человека. Божья любовь постоянно стремится «достучаться» до нас, но чтобы позволить ей войти в себя, нужно избавиться от страха. Мне очень нравится, как Кен Уилбер называет это принятие Божьей любви древнегреческим словом даймон, что означает «бога внутри», «гения», «судьбу», «фортуну».

Но с даймоном связана одна странная и страшная вещь: если ты к нему прислушиваешься и следуешь его голосу, он действительно становится твоим духом-наставником; если Бог живет внутри тебя, твой гений будет делать свою работу. Однако если ты не внемлешь ему, то даймон превращается в демона, злого духа: божественная энергия и талант вырождаются, превращаясь в саморазрушительные импульсы. Между прочим, христианские мистики утверждают, что пламень ада — это ангелы, отвергнувшие любовь Бога и превратившиеся в демонов.

Мне кажется, что это ощущение потери контакта с собственным «даймоном», — основное ощущение, которым надо руководствоваться в жизни. Именно это ощущение является ответом на вопрос «А туда ли я иду?» Именно это ощущение является путеводной звездой для гармоничной и целостной жизни и любви.

Существует ли жизнь после смерти? Существует ли реинкарнация? Рай? Ад? Когда цветок умирает, он гниет и удобряет почву, чтобы на ней выросли новые цветы. Но можем ли мы сказать, что этот конкретный цветок перерождается в другой конкретный цветок? Не можем. Потому что после того, как он начинает гнить, мы уже не можем знать, где заканчивается цветок и начинается земля — он сливается с землей, которая его окружает. И он действительно перерождается, но не в конкретный другой цветок, а во множество цветов, вырастающих на этой почве. И каждый из этих новых цветов несёт в себе частичку того первого умершего цветка. Всё перерождается во Всё. Все мы пришли из звезд. Не принимая смерть, мы не принимаем данную Богом жизнь. Не принимая боль, мы не принимаем Божью любовь. Не принимая разрушение, мы лишаем себя возможности созидания и творения. Смирение — и есть тот самый плод библейского Древа жизни.

В книге мало пишется о любви, в ней куда больше рассуждений о смерти. И тем не менее, в ней бесконечно много любви. Она спрятана между строк. Она — в том, с какой нежностью Кен и Трейя пишут друг о друге, она спрятана в их переживаниях, эмоциях, в случайных фразах и в том, как они обращаются друг к другу в диалогах. Но сильнее всего энергия их любви прорывается в финале, в описании того, как Трейя умирает. Когда мы читаем книги, мы всегда отождествляем себя с их героями. Описывая Трейю, Кен вкладывает в это описание всю свою любовь к ней, и этой любовью он делает её настолько сильной и притягательной, что с ней не хочется растождествляться даже в том момент, когда она умирает. Он описывает ее настолько прекрасно, что, читая, тебе хочется умереть вместе с ней, последовать за ней до самого конца, лишь бы только не выходить из этого состояния всеобъемлющей святой любви, красоты и просветления.

Это книга пробудила во мне очень много размышлений о любви и смерти. Эта книга подарила возможность прикоснуться и к тому, и к другому вместе с двумя её авторами. Скорее всего, дело не только в книге, но во множестве процессов, сплетающихся вместе в каждый момент времени, но «Благодать и стойкость» безупречно вписалась в мою жизнь именно в тот момент, в который она была мне нужна. Именно в тот момент, в который она могла дать мне максимум знания и понимания жизни и всех её смыслов.

Каждый человек, каждая фраза, каждое действие — от Бога

Я знаю, что чем больше истинного знания я буду получать, тем меньше буду принадлежать «себе». Таков Божественный Закон. Я знаю, что каждый день я делаю выбор между своим возвышением и своим падением в зависимости от того, прислушиваюсь я к Богу или к своим собственным желаниям и страхам. Тот путь, по которому я иду, приведёт меня к тому, что я не смогу иметь ни желаний, ни страхов. И иногда, когда я буду терять свою связь с Богом, эти желания будут мучить меня очень сильно, и я буду страдать. Я знаю, что каждый день Бог делает всё возможное, чтобы освободить меня. Каждый человек, каждая фраза, каждое действие — от Него. Он любит меня. Я знаю, что если я буду достаточно сильной, чтобы смириться перед Божьей Волей и следовать ей, то мне придется делать не только добро, но и то, что люди могут интерпретировать как зло с моей стороны. Потому что «Бог — это Истина, это Закон, который разрушает, чтобы создавать, и создает, чтобы разрушать»3. Они будут видеть во мне демона потому, что не будут способны принять Божью любовь, которую я буду пытаться донести до них через себя, если буду открыта Богу. Если буду смиренна перед Господом. Или, говоря буддийским языком, — пуста. Христианское «смирение» и буддийская «пустота» — суть одно. И тех и других ведет Божья воля. Или Закон. Они не принадлежат «себе». Единственный выбор, которым я обладаю, — это выбор между страданием и смирением перед Законом. Чтобы познать жизнь, я должна смириться со смертью. А чтобы смириться со смертью, я должна познать любовь, подобную смерти. А чтобы познать любовь, подобную смерти, я должна смириться с возможной болью.

Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.
Любовь Кена и Трейи прошла через всё. И не перестала. Она не перестала до сих пор, хоть Трейи уже нет в живых. Потому что они нашли друг друга. И познали любовь, которая сильнее смерти.

И каждый день я задавалась одним и тем же вопросом: что нужно мне и всем нам для того, чтобы познать такую любовь? Что нужно мне и всем нам для того, чтобы познать смерть маленького «я» еще при жизни? Что нужно мне и всем нам для того, чтобы познать Бога?

И теперь я знаю ответ: благодать и стойкость.

Примечания
Здесь и далее цитируется книга Кена Уилбера «Благодать и стойкость». ↩
Из дневников Трейи Уилбер. ↩
Цитата Анатолия Кашпировского. ↩
Новый Завет, 1-е Кор. 13: 4 – 8 ↩
у клумбы

Важная информация о горячих линия общественных организаций:

Горячие линии общественных организаций: куда обратиться по вопросам защиты прав детей, помощи приемным родителям, призывникам, людям с зависимостью от наркотиков и алкоголя, детям и взрослым с различными заболеваниями - читайте в специальной подборке Агентства социальной информации. http://www.asi.org.ru/desyat-goryachih-linij-nko-na-vse-sluchai-zhizni/
у клумбы

Радуйтесь!!!

Радуйтесь не только в радости, радуйтесь в своей тишине, радуйтесь, когда радость кажется не приемлемой в настоящий момент, когда кажется не видно выхода, когда кажется земля уходит из под ног, когда кажется, что что-то поменялось, но вы не стали от этого лучше и хуже тоже, когда кажется откатываетесь назад, когда кажется, что пазл жизни никак не складывается. Радуйтесь, когда хреново, когда слезы душа, а заплакать не возможно, радуйтесь, когда слезы бегут по щекам ручьем, когда хочется выть (и это не зависит от полнолуния ;))
Радуйтесь, когда вам грустно, радуйтесь через тоску, которая сжимает сердце до боли, радуйтесь через спокойствие, которое наступает после бури, радуйтесь через боль, радуйтесь осознанно, радуйтесь всем своим существом, радуйтесь когда эго играет с вами в игры, радуйтесь молчанию... Молчание, затишье, осознание! Радуйтесь в тяжелые моменты, радость придаст уверенность и поможет быть истинным собой - радостная грусть, грустная радость .... позвольте этому просто быть

Все только кажется..... поэтому РАДУЙТЕСЬ!
у клумбы

8 СЛОВЕСНЫХ ПРИВЫЧЕК, КОТОРЫЕ УБИВАЮТ ДОВЕРИЕ

Насколько убедительны ваши слова? Сколько возможностей вы теряете из-за того, что другие говорят лучше вас? Наблюдения Джеффри Джеймса помогут вам выявить словесные привычки, которые выставляют вас глупцом или обманщиком в глазах слушателей.

Этот список подскажет, какие словесные привычки надо менять, чтобы влиять на людей, а не смешить их:

1. Жаргон
Когда привычные слова произносятся с новым смыслом, чтобы речь звучала более «бизнесово». Например: «С помощью евангелистов мы обращаемся к адвокатам бренда, чтобы в диалоге найти рычаги воздействия…». При этом любители бизнес-сленга редко задумываются, понимают ли их окружающие, а некоторые еще и осуждающе закатывают глаза, когда кто-то переспрашивает, о чем речь.

Как исправить: используйте слова в их словарном значении. Так вы будете выглядеть профессионалом, а не героем сатирического мультфильма. Например: «Мы общаемся с клиентами, чтобы выявить…».

2. Клише
Это метафоры, которые используются так часто, что из них высосаны все соки. Например, в английском языке есть выражение: «out-of-the-box thinking». Дословно «мыслить вне коробки». У нас говорят: «нешаблонное мышление». Или английская идиома: «hitting one out of the ballpark». В русском есть похожее по смыслу — «попасть в яблочко». Клише не просто звучат банально, но и показывают ваше неуважение к слушателю. Иначе вы бы избегали этих нафталиновых фраз.

Как исправить: полностью откажитесь от метафор или используйте что-то свежее. Если совсем не можете без метафор, сделайте их менее «клишеобразными». Например, замените слово «выжаты» на «высосаны», как в абзаце выше. Способ похуже ― добавить щепотку иронии в метафору, вставив новое слово. Например, «попасть в пресловутое яблочко».

3. Многословие
Когда вы используете громоздкие и помпезно звучащие слова вместо коротких и распространенных, это создает у слушателя впечатление о вас, как о напыщенном человеке. Например, «определение стратегических возможностей и тактических подходов». Проще говоря, «планирование». Или «имплементировать информационно-коммуникационную инфраструктуру». Проще говоря, «настроить беспроводную сеть». Высокопарные слова добавляют речи объемности, но лишают ясности.

Как исправить: Основная проблема, что человек переоценивает важность и внушительность бизнеса или своей работы. Решение ― быть скромнее. Вы же не ракеты строите и не операции головного мозга проводите. Бизнес ― это место, где ценится прямой разговор по делу.

4. Звуки-сорняки
Когда вы, э-э-э… вставляете слово или звук в предложение, чтобы, ну… обдумать, что именно, хм… вы хотите сказать. Однажды Джеффри Джеймс слышал, как один парень произнес «хм» 100 раз за пятиминутную презентацию. Аудитория почти рвала на себе волосы от раздражения.

Как исправить: Довольно просто. Вместо эканья делайте паузы. Когда вы прерываетесь на тишину, а не пытаетесь заполнить время обдумывания звуками-паразитами, то речь звучит мудро. Собеседник понимает, что вы тщательно подбираете слова. Записывайте и слушайте свою речь. Это поможет избавиться от дурной привычки.

5. Интонационные всплески
Подобные всплески превращают заявление в вопрос. Проявляется это в том, что вы повышаете интонацию в конце предложения или, что еще хуже, строите предложения таким способом: «[заявление], понимаешь?» или «[заявление], да?». У людей создается впечатление, что вы сами не верите, что можете излагать мысли ясно, поэтому вынуждены переспрашивать.

Как исправить: Если сомневаетесь, улавливает ли собеседник нить беседы, лучше прямо спросить: «Вы меня понимаете?» или «Вы все еще улавливаете, о чем я?». Другими словами, либо спрашивайте, либо рассказывайте. Не смешивайте.

6. Слова-уловки
Когда обманываете слушателей, маскируя неприятные факты абстрактными фразами. Например, говорите «возможности для развития», имея ввиду «работу на износ», или «оптимизация штата», подразумевая «увольнения». Так поступают трусы, которые боятся принять непопулярные меры, из-за которых их могут заклеймить.

Как исправить: проявите мужество. Вы заслужите больше доверия и уважения в долгосрочной перспективе, если прямо скажете горькую истину, а не сладкую ложь. Потому что люди рано или поздно, но узнают правду.

7. Неискренние извинения
Когда вы извиняетесь, потому что того требуют социальные правила, а не совесть. Например, «мне очень жаль, если кто-то обиделся». Такие «извинения» только усиливают обиду.

Как исправить: настоящие извинения звучат так: «Я прощу прощение за то, что сделал. Я смутно представлял последствия, поэтому больше такого не повторится». Это больше похоже на слова от сердца. Если не можете извиниться искреннее, то вообще забудьте про слова прощения, потому что настоящего сожаления вы не испытываете.

8. Пулеметная очередь
Когда вы вываливаете поток фактов и наблюдений, не удосужившись проверить, интересно ли это слушателю. 95% презентаций можно причислить к этой категории, но если такое случается в обычной беседе, то человек выставляет себя вздорным болтуном.

Как исправить: всегда стройте общение в духе «диалога», а не «коммерческого предложения». Задавайте вопросы, отвечайте на комментарии. Выясните, что хочет знать собеседник, и только потом пускайте в ход имеющие отношение к делу факты и наблюдения.

Перевод статьи
8 Conversational Habits That Kill Credibility
via E-xecutive
у клумбы

Я о Печорине с точки зрения психолога.

Образ Печорина преломляется во мне через призму психолога. Читаю монолог и параллельно воссоздаю психологический портрет личности героя.
«Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали - и они родились. Я был скромен - меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, - другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, - меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, - меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду - мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние - не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил, - тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины; но вы теперь во мне разбудили воспоминание о ней, и я вам прочел ее эпитафию. Многим все вообще эпитафии кажутся смешными, но мне нет, особенно когда вспомню о том, что под ними покоится. Впрочем, я не прошу вас разделять мое мнение: если моя выходка вам кажется смешна - пожалуйста, смейтесь: предупреждаю вас, что это меня не огорчит нимало».

Перед нами пример того, как личность ребенка принималась условно, за что-то, как значимые взрослые показывали мальчику, что есть единственное правильное мнение, мнение взрослого человека. Печорину пришлось отказаться от своего собственного Я и представить миру Я ложное. В этом отрывке явно прослеживается центральная психологическая защита – расщепление. Истоки ее находятся в довербальном периоде, когда младенец еще не может отдавать себе отчет в том, что заботящиеся о нем люди обладают и хорошими, и плохими качествами, и с ними связаны как хорошие, так и плохие переживания. Механизмы расщепления могут быть очень эффективны. У Печорина они уменьшают тревогу и помогают в поддержании самооценки. Чувство отстраненности от некоторой части самого себя или от жизни вообще позволяет мне диагностировать у Печорина шизоидный тип личности.


b>«Я иногда себя презираю... не оттого ли я презираю и других?.. Я стал не способен к благородным порывам; я боюсь показаться смешным самому себе. Другой бы на моем месте предложил княжне son coeur et sa fortune;но надо мною слово жениться имеет какую-то волшебную власть: как бы страстно я ни любил женщину, если она мне даст только почувствовать, что я должен на ней жениться, - прости любовь! мое сердце превращается в камень, и ничто его не разогреет снова. Я готов на все жертвы, кроме этой; двадцать раз жизнь свою,даже честь поставлю на карту... но свободы моей не продам. Отчего я так дорожу ею? что мне в ней?.. куда я себя готовлю? чего я жду от будущего?..
Право, ровно ничего. Это какой-то врожденный страх, неизъяснимое предчувствие... Ведь есть люди, которые безотчетно боятся пауков, тараканов,мышей... Признаться ли?.. Когда я был еще ребенком, одна старуха гадала про меня моей матери; она мне предсказала мне смерть от злой жены; это меня тогда глубоко поразило; в душе моей родилось непреодолимое отвращение к женитьбе... Между тем что-то мне говорит, что ее предсказание сбудется; по крайней мере буду стараться, чтоб оно сбылось как можно позже. Я иногда себя презираю... не оттого ли я презираю и других?.. Я стал не способен к благородным порывам; я боюсь показаться смешным самому себе.

Первичный конфликт в области отношений у шизоидных людей касается близости и дистанции, любви и страха. Их субъективную жизнь пропитывает глубокая амбивалентность по поводу привязанности. Они страстно жаждут близости, хотя и ощущают постоянную угрозу поглощения другими. Они ищут дистанции, чтобы сохранить свою безопасность и независимость, но при этом страдают от удаленности и одиночества. Клиницисты, наблюдающие пациентов-мужчин с шизоидными чертами, как правило, обнаруживают в семейном основании соблазнительную нарушающую границы мать и нетерпеливого, критикующего отца. Печорин потому и боится женщин, что они как мать его поглотят целиком и тогда он потеряет свою идентичность.
Печорин бесстрастно, иронично и слегка презрительно относится к окружающим. Эта тенденция к изолирующему превосходству может иметь происхождение в отражении приближения сверхконтролирующего и сверхвторгающегося родителя.
у клумбы

(no subject)

Если любишь, отпускай. Когда тебя контролируют, изолируют, ревнуют, запрещают заниматься, чем ты хочешь, осуждают тебя за твою деятельность это не любовь. Любовь это свобода.