March 21st, 2014

шлем

11 марта, родительская школа в Рогавке или приключения Тани Черневой серия 2.


Светило яркое солнце, по небу разгуливали роскошные белые, пушистые, словно воздушная сладкая сахарная вата – облака. На них было невозможно смотреть, потому что сильно болела голова. За день до поездки, на прогулке с собакой я поскользнулась и сильно ударилась головой об лед. Дата родительской школы была определена за две недели и срывать календарный план президентского гранта я не могла.
Дорога в Рогавку это аттракцион под названием «кто подпрыгнет выше и больше ». Я скакала, словно мячик и головная боль с каждым взлетом становилась все сильнее. В какой-то момент она стала так невыносима, что мой мозг сжалился надо мною и выключил на миг сознание. Это был маленький отдых от боли и дальше отбойный молоток продолжил свою разрушительную работу в моей черепной коробке.
Мой организм устроен так, что когда необходимо выполнить какую- нибудь работу, он концентрируется только на конкретной задаче. Я провела интенсивный курс из 4 часового тренинга на одном дыхании, не чувствуя боли и головокружения. Лишь где-то посередине занятия вдруг опять на миг сознание отлетело в сторону, я словно бы уснула и мгновенно проснулась. Слушатели даже и не заметили моего выпадения на другой полюс жизни.
Обратная дорога представлялась угрожающей, кочки, вершочки, ямки и выбоинки наносили нестерпимую боль. И как только я дала себе честно слово, что обязательно прямо из маршрутного такси пойду в областную больницу и покажу свою черепную коробку доктору, дорогу нам перегородил человек в полицейской форме. Он долго изучал документы водителя, головная боль выгрызала темечко, предательская слабость растекались по всему телу.
Оказалось, что буквально час назад в Рогавке была ограблена пожилая женщина, и каждый пассажир маршрутного такси женского пола был подозреваемым. Начался допрос, куда ездила, зачем, как докажешь и т.д. Доказывать ничего не хотелось, мечталось о болеутоляющем и кровати. Прошел еще один час, прежде чем нас всех допросили.






Финал был неутешительным. Слово данное самой себе я сдержала, к врачу доехала, был поставлен диагноз: сотрясение головного мозга и в экстренном порядке я была госпитализирована.
Многие меня не поймут, и решат, что моя поездка это бессмысленное геройство. И все же хочется объясниться. Благотворительной организации не выделяют денег на аренду, зарплату, налоги, на канцелярку и телефонные переговоры. Все деньги достаются огромным трудом. Мы выиграли президентский грант, который покрывает большую часть расходов Фонда. Есть четкий календарный план и показатели, которые мы обязаны достичь к определенному периоду времени. Иначе мы лишимся не только этого финансирования, но и будущих грантов. Начиная с января этого года ни один бизнесмен, ни одна организация не выделила ни копейки Фонду, мы разослали огромное количество писем, мы сделали немыслимое количество звонков, мы не просили денег, мы предлагали в обмен свои услуги. Мы остались не услышанными. А письма о помощи идут, и есть обязательства перед теми, кто попал в беду. Я не могла лишиться этого гранта, и превозмогая боль, поехала проводить занятие. Еще раз подтверждая, что НКО это передовая и часто мы рискуем жизнью, чтобы выручить кого-то из беды. Это не глупость и не геройство, это работа у меня такая. И я ее люблю.