February 27th, 2014

кресло

(no subject)

Вчера я стояла у окна чудовской школы и смотрела, как две девочки бродили в высоченных зарослях сухой осоки, составляли из нее ржаной букет и баловались. Прошло пять минут, потом десять, девчоки шастали между стеблями гиганской травищи и мне безудержно захотелось к ним. Я представила, как я, огромная дылда, буду бесцельно бродить среди прошлогодних сухих метелок. И желание спуститься вниз еще больше усилилось.
Вспомнилась цитата из какого-то произведения Бориса Васильева: «В детство нельзя впасть, это - старческая болезнь. Из детства можно только выпасть. Как из гнезда…»
Я стояла и завидовала этим маленьким, счастливым девочкам, потому что я так хотела к ним и это было совершенно невозможно сделать. Это такое счастье, что для детей не существует границы между возможным и невозможным. Эти границы придумали мы взрослые. Мы закрыли свои глаза ставнями и видим мир и все живое вокруг именно такими, как создали в своем воображении. Мы, люди, не знаем, кто мы есть. Самих себя мы привыкли воспринимать в определенной «упаковке», той, которая ежедневно смотрит на нас из зеркала и которую нам угодно называть своим Я. О, нас нисколько не беспокоит то, что нам знакома лишь обёртка пакета со стандартными надписями: отправитель — родители, адресат — могила; бандероль из неизвестности в неизвестность, снабженная различными почтовыми штемпелями — «ценная» или… ну, это уж как решит наше тщеславие.
Но что знаем мы, пакеты, о содержимом посылки? Кажется мне, оно может меняться по усмотрению того источника, из которого исходит наша флюидическая субстанция. И тогда сквозь нас просвечивают совершенно иные сущности!..